В начало | О Корпорации | Проекты | Эксперты | Пресс-центр | Публикации | Контакты | English

А.А.ЗИНОВЬЕВ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«За служение истине»

КАБИНЕТ А.А.ЗИНОВЬЕВА

 

МАТЕРИАЛЫ ЗАСЕДАНИЯ РУССКОГО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО КЛУБА МОСКОВСКОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА "ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ XXI ВЕКА"// Личность. Культура. Общество, № 3-4, 29.12.2003

23 июня 2003 г. в Московском гуманитарном университете состоялось очередное заседание Русского интеллектуального клуба под председательством известного отечественного философа АЛ. Зиновьева, посвященное проблемам высшего образования в современной России. Заседание было приурочено к выходу в свет книги ректора МосГУ И.М. Ильинского "Образовательнаяреволюция", в которой автор анализирует сложившуюся в стране и в мире ситуацию в сфере высшего образования. В заседании Клуба приняли участие ведущие специалисты в самых различных областях социально-гуманитарного знания, представляющие Институты Российской академии наук, Российской академии образования, других крупнейших научных и образовательных учреждений.

С докладами выступили:

1. Ильинский И. М., доктор философских наук, профессор, ректор Московского гуманитарного университета.

2. Пигров К. С., доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой социальной философии философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

3. Михайлов И.А., вице-президент РИК, политический обозреватель радио "Голос России", политолог и публицист.

4. Зыков М.Б., доктор философских наук, профессор, президент Европейской электронной библиотеки, главный научный сотрудник ГНИЙ семьи и воспитания РАО.

5. Данилин Ю.В., главный редактор журнала "Сумма технологий".

6. Юдин Б.Г., член-корреспондент РАН, директор Института человека РАН.

7. Долженко О.В., главный редактор журнала "Alma mater: Вестник высшей школы".

8. Межуев В.М. - доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор МосГУ.

9. Фурсов А.И., кандидат исторических наук, директор Института русской истории Российского государственного гуманитарного университета, заведующий отделом Азии и Африки ИНИОН РАН

10. Шершнев Л.И., генерал-майор запаса, президент Фонда национальной и международной безопасности, главный редактор журнала "Безопасность", эксперт Государственной Думы и Совета Федерации по безопасности.

11. Сапронов Б.В., директор Института безопасности жизне-деятельности школа/вуз.

12. Болдырев Ю.Ю., государственный деятель.

13. Резник Ю.М., доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института человека РАН, директор Центра социально-гуманитарных исследований МосГУ.

14. Шендрик А.И., доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой культурологии МосГУ.

15. Зиновьев АЛ., доктор философских наук, профессор, председатель Русского интеллектуального клуба МосГУ.

Из доклада И.М. Ильинского

Во Всемирной декларации о высшем образовании для XXI века, принятой ЮНЕСКО в октябре 1998 года в Париже, говорится, что в связи с необходимостью "культурного, социально-экономического и экологического устойчивого развития человечества, наций и сообществ перед, высшим образованием стоят грандиозные задачи, требующие его самого радикального преобразования и обновления, подвергать которому его еще никогда не приходилось". Здесь нет самого слова "революция", но сказанное в полной мере отвечает его смыслу. Что такое революция? Революция - это наиболее концентрированное, максимально быстрое, глубокое, т.е. именно радикальное обновление явления, открывающее ему небывалые до этого возможности самоосуществления.

Вопрос не в том, что кому-то хочется образовательной революции. Дело в том, что она вызрела, на мой взгляд, что она уже неизбежна.Человечество не только поставило себя на край гибели, но и загнало в цейтнот. На постепенные, эволюционные перемены уже просто нет времени. Вдумайтесь в такие цифры и факты. За последнюю треть XX века человечество израсходовало треть конечных невосполняемых богатств Земли. Если не будут предприняты экстренные меры, к середине XXI века будет использована вся наличная пресная вода. Проблема конечных земных ресурсов сегодня заняла первое место в списке приоритетов американского руководства. Перемены в мышлении, в сознании, в моральных и духовных ценностях должны произойти, таким образом, на предельно коротком отрезке исторического времени: за 2-3 десятилетия, революционно.

Главный момент образовательной революции - это смена консервативно-эволюционной образовательной парадигмы на прогрессивно-революционную, базирующуюся на новой парадигме устойчивого развития. Образовательная парадигма, о которой я говорю в своей книге "Образовательная революция", включает в себя несколько основных идей и подходов. Я назову некоторые из них: это новый взгляд на миссию образования в XXI веке, - на предметы конечной цели образования, - на уровни образования, - на роль социально-гуманитарного знания, - на учебные цели и средства их решения.

Прежде всего, о новом взгляде на образование и его миссию в обществе. Он во многом противоположен существующим представлениям. Если ныне действующая парадигма рассматривает образование как непроизводственную отрасль общественной жизни, которая только потребляет созданные в других отраслях материальные и духовно-нравственные ценности, в частности, знания, то в новой парадигме образование видится как самоценность, провозглашается сферой производства высшей ценности и главного капитала - человека во всей полноте его свойств и качеств как гармонично и всесторонне развитой личности, а не только специалиста. При этом сами школы (общая, высшая) должны становится местом производства духовно-нравственных ценностей, в частности, знаний.

Следующий пункт новой парадигмы - это изменения в предмете образования. На первый план в высшем образовании, на мой взгляд, вышла проблема понимания. Это значит, что пониманию надо учить. Что значит понимать? Что значит учить, и как учить пониманию? Я сейчас вам об этом не говорю. Это отдельная тема. Мне ясно одно: вуз должен через знания развивать мышление до стадии понимания. В этом и состоит назначение высшей школы. А если мы выпускаем в жизнь людей, нашпигованных специальными знаниями, но не способных разбираться в происходящем - это не высшее образование.

Третий пункт новой парадигмы. Новый взгляд на роль социально-гуманитарных знаний. Мы так привыкли к аббревиатуре "НТР", что не особенно задумываемся над ее полным смыслом. Но ведь НТР - это лишь научно-техническая революция, но не научная в полном смысле этого слова. Например, не научно-гуманитарная. В этой сфере, в сфере гуманитарного знания, в XX веке никакой революции не было, и нет. В отношении себя и общества человек до сих пор все еще поразительно нелюбознателен. Поэтому и в понимании самого себя и в своем развитии, в частности, в развитии творческих способностей, он мало продвинулся.

Я убежден, что необходимость смены парадигмы развития и, следовательно, выработки новой парадигмы образования, влекущей за собой образовательную революцию, давно назрела. Весь вопрос в том, как быстро мы это осознаем. Для этого надо писать, говорить, спорить. Я надеюсь, что некоторые основания для этого я дал и своей книгой, и своим выступлением.

Из доклада К.С. Пигрова

Знание как процесс и прогресс знания осуществляются в системе образования. С этой точки зрения система образования (и в чем ее великая ценность) есть гарант существования и движения знания в обществе. Я думаю, что в этом отношении ключевую роль играет именно социальный институт образования, а не социальный институт науки, как может показаться нам, жителям новоевропейской цивилизации. Именно образование и есть культура в динамике.

Так называемый процесс трансляции знаний (помимо воли Учителей и Учеников) есть эксцесс, где возникают новые результаты, которых никто не ждал, которые нельзя было предвидеть заранее. В конечном счете, получается, что Учитель "транслирует" такие знания, которые новы и для него самого. Помните, К. Маркс говорил: "дети воспитывают своих родителей".

Я напомню, что исхожу из фундаментальной эквивалентности микро- и макрокосмоса. С этой точки зрения все то, что я говорил раньше, - это вопрос о мотивированности образования индивидуальности. Что заставляет человеческую индивидуальность так неистово стремиться к знанию во все времена: и во времена Заратустры и сегодня? Я думаю, что дело в неизбывном порыве к образованию, характерному для индивидуальности. Это порыв от имманентного к трансцендентному, стремление к единству с трансцендентным (с Богом, с Абсолютом, с предельными основаниями бытия, с объективными законами природы, общества и мышления, и т.д.). Экзистенциальный смысл образования состоит в том, что только образование дает полноту бытия. Полнота бытия дается образованностью как "ликующим знанием". Образованность как "ликующее знание" - вот тут я бы поставил, пожалуй, значок абсолюта.

Если смотреть на персональное образование, т.е. на образование индивидуальности таким образом, то становится ясно, что в нем всегда есть, по крайней мере, три вложенных друг в друга смысла: эстетический смысл, смысл религиозный, и, наконец, смысл философский. Вне этих вложенных друг в друга смыслов образования нет образованных людей, есть "образованцы", у которых сформирован рассудок, но не сформирован разум. Пафос так называемой "гуманитаризации образования", в конечном счете, в том, чтобы формировать не только рассудок, но и разум, т.е. (помните, как у Канта! ) дать понятие о душе, о мире в целом и о Боге.

Конечно, сказанное выглядит несколько абстрактно, поэтому я бы хотел в заключение коснуться некоторых более конкретных технологий, с помощью которых возможна активизация индивидуальности в обнаружении ее высшей предназначенности к образованию. Я укажу здесь только на те технологии, которые неоправданно остаются в тени.

Итак, первая технология. Это технология "интимного дневника". Интимный дневник - то удивительное место, где познание и сознание конкретно превращаются в самопознание и самосознание. С помощью интимного дневника человек превращается в индивидуальность, вступающую в общение с трансцендентным.

Другая базовая технология образования - это номадность. Образование как, по сути, перемещение в духовном пространстве, находит свой существенный эквивалент как непосредственное перемещение в физическом и, в конечном счете, в культурном пространстве.

Третья базовая технология - это эзотерическое измерение образования. Речь идет об обязательном присутствии тайны в образовании, начиная с архаических обрядов инициации и до современных "трудных" научных дисциплин, штудируемых в университетах. Именно тайна конкретизирует тот порыв от имманентного к трансцендентному, который был описан выше.

Эти три технологии, на мой взгляд, необходимо разрабатывать, чтобы достойно пребывать в том великом процессе, или эксцессе, образования, который длится для цивилизованного человечества уже, по крайней мере, 10 тысяч лет.

Из выступления И.А. Михайлова

Первой страной, которая стала проводить целенаправленную политику по привлечению иностранных специалистов, политику, как сейчас принято говорить, сманивания чужих "мозгов", была Россия. Именно Петр I осознал необходимость и важность привлечения лучших специалистов для процветания державы. Сегодня Россия стала страной, которая стабильно поставляет своих лучших специалистов на Запад, в первую очередь, в Соединенные Штаты. Этот процесс, известный как "утечка мозгов", активно стал развиваться в Соединенных Штатах особенно в середине 60-х годов, что заставило американцев в 1965 году принять специальный миграционный закон, в соответствии с которым они стали сманивать специалистов.

Почему я затрагиваю эту тему? По той причине, что сегодня российское образование готовит своих лучших специалистов в ряде областей для Запада. Россия потеряла примерно за эти годы 1/3 своего научного потенциала.

То, что сегодня происходит в России, не может удовлетворить никого. То, что люди, получившие здесь хорошее образование, выучившие языки, уезжают за рубеж - признано сегодня государственной властью достаточно естественным процессом. Но образование, как верно отметил Игорь Михайлович, - это не только процесс, который касается какого-то профессионального качества того или иного индивидуума. На мой взгляд, это еще и один из моментов, который обеспечивает безопасность государства. Об этом, наверное, стоит сегодня поговорить, потому что от образования общества зависит будущее страны и, в том числе, ее безопасность в XXI веке, о чем шла речь на конференции в Рио-де-Жанейро.

Из выступления М.Б. Зыкова

Я хотел обратить внимание на то, что сегодня у всех нас - работников образования, - есть совершенно уникальный подарок от нашего Президента В.В. Путина. Не так давно он поставил перед страной совершенно невыполнимую задачу - удвоить за несколько лет объем производства в России. Задача настолько невыполнимая, насколько велико число отрицательных факторов, которые в ближайшие годы не только не ослабнут, но многократно усилятся. Эта идея Путина - приглашение всем нам применить абсолютно новые, абсолютно до сих пор неведомые для нас методики в образовании. Это вызов каждому интеллектуалу страны. И мы должны за это очень "благодарить" нашего президента.

Каким же образом можно сделать этот прыжок из царства скучной необходимости, в которой мы сегодня живем, в царство творческой свободы, куда нас приглашает Путин, чтобы выполнить его распоряжение? А сделать это можно, как мне представляется, при внедрении в наше сознание и педагогическую практику трех главных принципов.

Один принцип можно было бы назвать принципом опережающих технологий. Если рядом с человеком, способным совершать фундаментальные открытия, посадить молодого, талантливого специалиста, которому будет поручено сделать пробный экземпляр по результатам открытия, то мы убьем сразу двух зайцев. В качестве первого продукта мы получим опережающую технологию, которую потом продадим западным странам, Америке, имеющим четверть необразованных, но которые прекрасно тиражируют продукцию. Мы будем их эксплуатировать для того, чтобы тиражировать наши мысли и идеи, как они сегодня эксплуатируют нас, чтобы тиражировать дешевые энергопродукты.

Второй важный принцип - принцип самосовершенствования. Переделать всю педагогику таким образом, чтобы открыть шлюзы к огромному потенциальному творчеству каждого человека. Это впервые сделал (и получил всемирное признание) небезызвестный педагог из Ясной Поляны Лев Николаевич Толстой. Это наше русское, национальное. Этим мы можем гордиться.

Пункт третий. Формировать систему образования России для XXI века нельзя без оглядки на наших конкурентов. Мы все время должны держать руку на пульсе этих господ.

Из выступления Ю.В. Данилина

Средняя школа находится сегодня в самом плачевном состоянии. И, конечно, самая трагичная фигура в нашем образовании, - это учитель средней школы.

Все дети сегодня пользуются Интернетом. Значит, учитель уже не может удивить простыми сведениями своих наук. Учитель может удивить какой-то неожиданной мыслью.

У нас школа отделена от науки и культуры больше, чем церковь от государства. Поэтому, дети оказываются ничем не привязаны к России, по существу. Ведь уже лет 20 все говорят о том, что школу и учителя чрезвычайно обедняет отсутствие курса истории знаний. Они должны знать эту историю. Там столько драматических сюжетов, что пытливые дети на них обязательно откликнутся

У нас учителей не учат философии, но иногда читают философию так, что думаешь: "надо бы этого доктора наук немедленно выгнать из высшего учебного заведения, потому что слушать это невозможно". Это и есть то самое безумное образование, которое многое губит. Значит, учителям нужно давать психологию, философию и как-то "очеловечить" программу в педагогических учебных заведениях. Теперь только с этой стороны учитель может подойти к ученику.

А интеллигенция должна, на мой взгляд, бросить силы на то, чтобы как можно больше дать учителю. Мне кажется, что только такого рода практические шаги могут, вопреки власти и ее неуклюжему вмешательству в образование, каким-то образом это образование поддержать.

Из выступления Б.Г. Юдина

Мне представляется, что на уровне высшего образования имеет смысл говорить о таких двух его составляющих, как специальное и общее образование. Такая терминология принята на уровне среднего образования. Но сегодня в наступившем XXI столетии необходимо проводить некоторое разграничение. Каково основание для этого? Я считаю, что высшее образование должно рассматриваться сегодня как стратегический ресурс для личности и для общества.

Вместе с тем, сегодня много говорят об экономике знания, об обществе знания. Ясно, что это будущее, будущее нашей цивилизации. Увы, на фоне развития и становления экономики знания, общества знания наша страна пока выглядит достаточно непритязательно. Мне представляется, что это экономическое мышление является довольно странным, может быть, слишком абстрактным. Что может быть экономичнее, чем вложения в человека, в его образование, в его здоровье.

Особенностью общества знания является то, что в нем нет процесса сглаживания различия между богатыми и бедными странами, между богатыми и бедными людьми. Высшее образование (Игорь Михайлович об этом говорил) нужно не только для того, чтобы подготовить квалифицированных специалистов, квалифицированных рабов, как он удачно выразился. Высшее образование нужно для того, чтобы человек был подготовлен к жизни в этом мире. Подготовлен не только профессионально.

Для этого существуют определенные - гуманитарные - технологии. Однако "гуманитарные" - отнюдь не значит "гуманные". Они очень часто бывают и антигуманные. Эти технологии зачастую оказываются технологиями манипулирования. А для того, чтобы человек был защищен от технологий, посредством которых другие манипулируют его мнением и т.д. (над этим, к сожалению, мы мало задумываемся), необходимо давать человеку какие-то возможности защищаться.

И еще один момент, который хотелось бы затронуть. Некие специалисты, эксперты, от лица всего общества говорят, какие должны быть ориентиры, и не только для высшего, но и для среднего образования. А это вопросы, которые касаются всего общества. Мнение общества по этому вопросу существует, оно должно быть выражено и учтено, потому что вопрос высшего образования - это вопрос о будущем общества.

Из выступления О.В. Долженко

Прежде всего, ситуация в нашем образовании не столько связана с экономикой и с некоторыми тенденциями последних лет по централизации, усиления вертикали и т.д., сколько с пониманием сущности образования, от которого мы давным-давно отошли. То, что происходит на Западе, - тривиально, и к нам не относится. Русское образование - это русское образование. Образование всегда исходит из качества человека, а качество человека в каждом социокультурном пространстве имеет свои отличительные особенности.

Второе. Если мы хотим увидеть проблему образования, мы должны преодолеть несколько ловушек.

Первая ловушка - это наша собственная образованность, которая всегда несовершенна, всегда ограничена.

Вторая ловушка. Мы находимся внутри образовательных учреждений, которые якобы образовывают необразованных, а на самом деле очень образованных людей. К нам приходят люди, уже имеющие образование. Мы просто пренебрегаем этим их качеством, а отсюда и соответствующие результаты.

Наконец, третье, очень важное. Работая в вузах, мы очень часто оказываемся в плену утилитарно понимаемого научного знания и рассуждаем больше о науке, а не о специфике уникального творчества философа, ученого и т.д.

Теперь в отношении терминологии. Я во многом согласен с Игорем Михайловичем. Но мне кажется, что когда мы говорим об образовании, надо видеть, что образование вырастает из жизни. Никто сознательно не проектировал университет как институт подготовки кадров. Он спонтанно сложился, как условие распространение определенного типа социальных практик в Европе. И благодаря университету Европа стала Европой. С этой точки зрения все новое в образовании появляется как институционализация тех практик, которые складываются в реальной жизни. И здесь возникает проблема согласования изоморфизма социальной среды и организационных структур самих учебных заведений. Можно утверждать, что есть специфический российский тип образования. И это мне кажется принципиально важным. Мы должны заняться исследованиями идей, которые лежат в основе нашей образовательной практики, уделить больше внимания университету.

Из выступления В.М. Межуева

Прежде всего, я хочу сказать, что согласен с термином "революция" применительно к ситуации в системе высшего образования, если правильно понимать смысл этого термина. Мы же не боимся термина научно-техническая революция! Я бы поставил в его в связи с другим термином, который не очень популярен сегодня, но, на мой взгляд, был бы одним из самых больших прозрений нашей истории XX века, - с термином "культурная революция".

В чем заключается эта революция? Я хочу напомнить о том, что, может быть, главным социальным противоречием, наряду с классовыми, межнациональными, социальными и прочими противоречиями, было противоречие между образованными и необразованными. Это противоречие в какой-то степени можно рассматривать как основу всех остальных противоречий. Мне кажется, что в отношении революции в образовании речь должна идти, прежде всего, о том, что прогрессировать будет то общество, которое снимет противоречие между образованной и необразованной частью.

Далее. Высшее образование - это не просто отношение человека к знанию. Мы все время рассматриваем высшее образование только по отношению к науке. Наука - это только часть культуры. Классическое высшее образование - университетское образование. Оно подразумевает включение трех составляющих: теологии, философии и науки. Это соответствовало трем великим эпохам европейской истории. Философия считалась основной формой знания в античности. Теология, богословие - в средние века. Наука - в Новое время. Только при включении этих трех составляющих в систему высшего образования мы получим действительно по-европейски образованного человека.

Из выступления А.И. Фурсова

Совершенно ясно, что контроль над образованием - это, по сути дела, контроль над обществом, причем не только в его настоящем, но и в будущем. Кто-то из немцев сказал по поводу франко-русской войны, что ее выиграл прусский учитель, который готовил солдат в течение двух поколений. В более узком плане, контроль над образованием - это, безусловно, контроль над психологической сферой и, как часто говорят, над ментальной сферой.

В информационном обществе решающую роль, действительно, начинает играть контроль над общественным сознанием. Огромную роль играют не только потоки информации, но и создание информационных, научно-информационных шумов, запуск научно-информационных вирусов. Создается информ-богатство и информ-бедность. Прежде чем возникает какая-то политическая структура, создается ее информационная база.

Иными словами, образование - это действительно решающий фактор современной жизни. В нем должны происходить изменения. Но проблема изменения в образовании теснейшим образом связана с проблемами изменений в науке, в ее структуре, в том числе - в дисциплинарной структуре.

Нынешняя дисциплинарная сетка - экономика - социология - политология - уже очерчивает поле того, чему учить и как учить. Эта сетка образовалась в конце XIX века. Она отражает реалии Великобритании и США того времени, т.е. англосаксонского ядра капиталистической системы, где очень четко обособились друг от друга рынок, гражданское общество и государство. Отсюда и эти три науки. Но данная дисциплинарная сетка неадекватна современным реалиям. Поэтому новая модель организации образования требует новой модели организации науки об обществе.

Из выступления Л.И. Шершнева

Я целиком согласен с идеей Игоря Михайловича в отношении образовательной революции. Но только я - за соединение образовательной революции с революцией социальной. И Учитель мне видится в этой революции в качестве ее двигателя. А к этой роли его подталкивает не только боль за Россию, но и собственное унизительное положение. Никогда в истории России учитель, офицер, врач не находились за чертой бедности. Они всегда входили в привилегированное сословие, которое жило относительно неплохо.

Конечно, требуется обновление содержания высшего образования. Требуется большее понимание проблем выживания, принятие самых высоких моральных и этических ценностей, сближение или устранение разрыва между техническим прогрессом и моральным, духовным развитием.

Одна из задач образования мне видится в том, чтобы человек сознательно участвовал в формировании нового мира, более человечного, более справедливого, несущего в себе большие возможности для всех. Оптимальным способом созидательного переустройства мира мне видится включение цивилизационного фактора в качестве главного принципа.

Из выступления В.В. Сапронова

Фонд национальной международной безопасности, в котором я работаю, будучи общественной организацией и обладая некоторыми ресурсами, проводит анализ наиболее важных точек влияния на систему образования. Такой точкой является дисциплина "безопасность жизнедеятельности", которая отвечает по названию той проблеме, о которой мы говорим. Эта дисциплина есть и в школе, и в вузах.

За 5 лет, с 1998 по 2003, Фонд разработал образовательный модуль двух уровней. Один модуль для школы, и один - для высших учебных заведений. Модуль носит мировоззренческий характер и называется "Современный комплекс проблем безопасности". Для школ Фонд выпустил пособия еще в 2001 г.

Будучи инженером, привыкшим иметь на выходе процесса какой-то продукт, хочу закончить двумя обращениями к собравшимся. Первое обращение заключается в том, чтобы идеи, обсуждаемые сегодня, были сформулированы в некоторой концепции.

Второе. Мне бы хотелось получить поддержку нашей инициативы от присутствующих, поскольку наш модуль, я лично внедряю и в школе, и в МГТУ им. Баумана, и в Университете культуры. Везде он был принят положительно. Но мне бы хотелось, чтобы этот модуль получил поддержку у всех присутствующих.

Из выступления Ю.Ю. Болдырева

Первое. Образование и воспитание в значительной степени использовались как синонимы. Видимо, последует разделение общего профессионального образования. В профессиональном образовании все в значительной степени проще. А с образованием как воспитанием значительно сложнее, потому что вузы не воспитывают, а образовывают. Воспитывает общество, каково оно есть. Невозможно представить себе, чтобы какая-нибудь концепция образования, безопасность образования и т.д. радикально изменила что-то в состоянии общества.

Конечно, и негативный пример состояния общества и государства тоже может воспитывать. Но он будет воспитывать позитивно только в том случае, если этот пример вступит в противоречие с какими-то базисными ценностными установками тех людей, которые впитывают и делают какие-то выводы. В конечном счете, мы приходим к ключевой проблеме. Проблема ключевых ценностных ориентации граждан, населяющих ныне нашу страну. То есть, обсуждать проблему образования, не обсуждая проблему ценностной системы в нашей стране - значит умалчивать о самой главной проблеме.

Глобальная проблематика. Может быть, я упрощаю идеи Игоря Михайловича, но следует наряду с идейной конкуренцией все-таки внедрять в сознание людей идеи сотрудничества как, в конечном счете, единственно возможный выход для человеческой цивилизации. Но надо понимать, что внедрять эти идеи в умы и реальную практику может только тот, кто является лидером в конкуренции. Миротворчество слабого, в конечном счете, никто не замечает, никто не принимает и никто не признает. Для того чтобы иметь право предлагать наши идеи миру, мы должны быть сильными и не отставать в конкуренции.О морализации мира, морализации образования. В конечном счете, и на продвижение своих ценностей имеет право тот, кто чувствует себя моральным. Я говорю о состоянии морали в нашем обществе. Мы не в том состоянии сейчас находимся, чтобы во главу угла ставить наши попытки повлиять на мировые проблемы. Никуда не деться, самим надо мыть шею. Самим чистить зубы. Самим тренироваться. И только после этого выходить с глобальными инициативами на большую арену.

Из выступления Ю.М. Резника

Сегодня образование необходимо рассматривать не только как ресурс нашего общества, но, прежде всего, как важнейший рычаг и способ формирования нового общества. Мы забываем о том, что это одно из важнейших институциональных средств социального конструирования реальности. И от того, каким образом сегодня закладываются кирпичики в основание этого здания, зависит будущее нации.

Сегодняшний ход событий подсказывает нам, что мы, к сожалению, находимся в процессе реформировании образования вне центра социального пространства России. Как бы научно-педагогическая общественность не изощрялась и как бы она не стремилась к занятию определенных позиций, она вытесняется на периферию. Система высшего образования создана для реализации социальных и жизненных интересов тех, кого мы сегодня называем олигархами. Мы живем в условиях административно-олигархической системы. Сговор между олигархами и бюрократическим аппаратом налицо.

Таким образом, гражданское общество, которое должно было занять ту нишу и, по сути дела, стать совокупным, некоторым объединенным субъектом реформирования высшей школы, сегодня находится только в стадии становления. Его место занимает олигархическая система. Она диктует государству в лице определенных сил, каким должно быть образование в России. С моей точки зрения, в обществе лишь формально декларируется демократия, рыночная экономика.

Какое же общество мы получаем в результате данной образовательной революции? Вовсе не гуманистическое и не демократическое. Это общество маргинальное. Это общество зависимое. Это общество, основанное не на экономике знания, а на сырьевой экономике. И это общество, в котором субъектом исторического действия является, безусловно, не народ, не гражданское общество, а достаточно узкая, закрытая группа людей. Поэтому альтернативой этому обществу или, точнее, той образовательной стратегии, которую сегодня Россия реализует вопреки воле большинства субъектов образовательной деятельности, может быть, конечно же, лишь формирование альтернативных систем образования.

Но и это еще не все. Потенциал образования России включает в себя такую составляющую, как формирование человека как гражданина, как свободное существо, которое само принимает решение. К сожалению, мы все делаем для того, чтобы "напичкать" человека знаниями, навыками, определенными технологическими инструментами, но мы уходим от главного, стержневого вопроса: какой быть личности гражданина государства Российского.

Из выступления А.И. Шендрика

Первая идея, против которой мне бы хотелось высказать ряд контраргументов - это идея относительно того, что образование представляет собой некую сферу услуг, которые должны предоставляться населению за определенную плату. Образование никогда не было сферой услуг и никогда ей не будет. Поэтому относится к образованию, как к сфере, где должны действовать рыночные отношения, как мне кажется, совершенно не правомочно.

Вторая идея - идея относительно того, что нам необходимо резко усилить прикладную направленность нашего образования, что, собственно говоря, и происходит. Потому что те варианты Государственного стандарта третьего поколения, с которым мне удалось познакомиться, продолжают ту логику, которая была в Государственных стандартах первого поколения. То есть, резкое сокращение подготовки на курсы, которые дают общетеоретические знания, формируют мировоззренческие ценности, ориентации, установки. И усиление того блока, который, собственно говоря, и формирует узкого специалиста.

Мне кажется, что это чрезвычайно опасная тенденция, потому что она явно вступает в противоречие с теми императивами, которые реализуются на практике в образовательной системе ведущих капиталистических держав. Тем более что расширение спектра теоретических знаний - это тот излишек образования, который выступает ничем иным как провоцирующим моментом, который стимулирует социальный, технический и экономический прогресс.

И третья идея - идея относительно того, что образование должно быть платным. Дело в том, что образование, как здесь неоднократно говорили, действительно, решает проблемы вхождения в культуру. В этом отношении право на образование действительно является неотъемлемым правом человека на приобщение к мировым ценностям.

Из выступления А.А. Зиновьева

Я не являюсь специалистом по проблемам образования. Я лишь приведу один пример с расчетом на то, что, может быть, он пригодится при выработке такого документа, о котором здесь многие говорили.

Мне пришлось, живя на Западе, сотрудничать с различными социологическими группами и в Соединенных Штатах, и в Западной Европе. В одной группе установили следующее: для того, чтобы народ, страна, в современных условиях смогли сохранить суверенитет, и оставаться значительным народом в современных условиях, нужно, как минимум, производить более 50 тыс. видов продукции (всякого рода технических и прочих устройств) и, как минимум, 5 тыс. различных типов специалистов. Вдумайтесь в это! Речь идет не просто о некотором числе высококвалифицированных специалистов, а о типах специалистов. А по каждому типу - тысячи и тысячи индивидов.

Выполнение этого - минимальное условие для выживания нашей страны, нашего народа в качестве значительного явления в истории человечества. Какая же для этого нужна система образования! Действительно, система образования становится главным фактором выживания нашей страны в современных условиях.